"УБИТЬ ИЛЛА" - ГАЗЕТА "ИСКРА" 8.12.2020

    "А дальше будет «жизнь с её насущным хлебом, с изменчивостью дня..."



    Впервые пьеса швейцарского драматурга Фридриха Дюренматта «Визит старой дамы» была поставлена в Цюрихе 29 января 1956 года. С тех пор она пережила несколько экранизаций, а уж постановок на сценах театров по всему миру – бессчётно. Казалось бы, что нового могут придумать очередные режиссёр и труппа, взявшиеся за материал?
    И, тем не менее, 27 ноября на сцене лысьвенской драмы произошло настоящее культурное СОБЫТИЕ под названием «ВИЗИТ ДАМЫ ». Его ключевые фигуры – труппа и техслужбы театра в полном составе и режиссёр-постановщик АНДРЕЙ ШЛЯПИН (Иркутск).


    Предательство в два действия. Фабула сюжета: Гюллен – город,  утративший  былую  славу,  -  влачит  жалкое  существование.  Его предприятия в упадке, жители страдают от безденежья. Всех может спасти миллиардерша Клара Цаханассьян - уроженка города, визита которой ожидают с нетерпением, готовятся к нему. И всё же она является внезапно и почти сходу  объявляет  о  том,  что  готова пожертвовать малой родине... миллиард. Но в обмен на правосудие. Когда-то теперешнюю богачку  с  позором  изгнали  и  обрекли  по  суду  на  работу  в  публичном  доме. Всему виной её внебрачная беременность  от  возлюбленного  Альфеда  Илла,  который  отказался  тогда  признать  свою  связь  с  Клерхен  с  помощью  лжесвидетелей.  Он,  мелкий  лавочник,  по-прежнему  живёт  в  Гюллене,  женившись на другой.
    И  вот  богатая  женщина,  одержимая местью, требует убить человека, который в самом расцвете юной жизни обрёк её на позор. С её точки зрения это восстановит попранную  справедливость.  Как  же  поступят  гюлленцы?  Согласятся ли обменять большие деньги на человеческую жизнь? Ведь, вроде  бы,  первоначально  от  этого предложения гордо отказался бургомистр города (артист МИХАИЛ ТИХОМИРОВ)...
    Забегая вперёд ответим – в итоге согласятся. Не зря же тематическая суть постановки в программке обозначена как «предательство в двух действиях». По ходу пьесы выяснится,  что  и  обнищание  города,  который  Клара  так  «благородно» обещает спасти, она сама же и устроила...
    Ремарки Дюренматта. Дополнительно  сообщим:  автор  пьесы  -  большой  педант  и  поклонник  брехтовского  «эпического»  театра. В нём зритель должен остаться спокойным наблюдателем, способным к логическим выводам, а актёр - быть не «в образе», а как бы рядом с ним, не перевоплощаясь, не прибегая к демонстрационной манере игры.
    Дюренматт  оставил  подробнейшие  комментарии  к  пьесе,  казалось  бы,  почти  лишив  «хлеба»  будущих  соавторов  -  актёров  и  режиссёра.  «Автор  пьесы  отнюдь не намерен отмежёвываться от людей, о которых пишет: он не очень-то уверен, что сам в подобных обстоятельствах поступил бы иначе... «Визит старой дамы» - злая пьеса, и поэтому трактовать её следует как можно более гуманистически. Персонажи должны проявлять  не  гнев,  а  печаль.  И  ещё:  эта  комедия  с  трагическим  концом  должна  быть  смешной.  Ничто  не  может  так  сильно  повредить ей, как убийственная серьёзность».
    Лично  я  впала  бы  в  коллапс  –  что  тут  играть,  когда  всё  разжёвано?! Но режиссёр АНДРЕЙ ШЛЯПИН,  ни  на  йоту  не  отступив  от  авторской  трактовки  образов  и  брехтовского  «духа»  пьесы,  создал совершено самостоятельную жизненную историю.
    Она  вышла  о  любви,  так  легко  мимикрирующей  в  чудовищное зло. О верности, нравственности, духовных и демократических ценностях, столь ненапряжно покупаемых  за  миллиард.  О  мучительном  рождении  личности  из  обывательской «личинки», о силе одного  слабого  и  слабости  всесильной толпы.
    А ещё в двух действиях с одним антрактом ставятся философские вопросы, мучающие человечество не  одно  десятилетие.  Они  задаются  и  разрешаются.  Но  отнюдь  не  хеппи-эдом  или  трагедией.  Они  «разруливаются»  как  в  жизни  –  согласно  обстоятельствам  и  нравственной  сути  людей,  их  создающих.
    Герои без героизма и стиль Шляпина.  Спектакль  этот  бенефисный для заслуженной артистки  России  НАТАЛЬИ  МИРОНОВОЙ. Она исполнила давнюю мечту  –  сыграть  миллиардершу  Цаханоссьян: сильную, богатую и много раз замужнюю, но при этом абсолютно  и  глубоко  несчастливую женщину. И сделала это блестяще.  Лично  мне  увиделась  совершенно  другая,  нежели  почти  всегда, Миронова. Ровным, временами бесстрастным голосом говорящая ужасные вещи, убивающие от этого ещё сильнее крика и слёз. С глубоко запрятанным страданием, которое, однако, не скрыть показной холодностью персонажа.
    Отдельных  слов  заслуживает  актёр  ЭДУАРД  ФРОЛОВ,  сыгравший  Альфреда  Илла.  При  всём  том, что в этой пьесе трудно вообще хоть кого-либо назвать героем в  истинном  значении  слова,  это  звание ему здесь вполне по росту. Очень цельная, эмоционально напряжённая работа, чёткая, нервная  «кардиограмма»  движения  в  роли  -  от  начала  до  конца.  Как  итог – оба артиста образуют прекрасный  сотрудничающий  дуэт  разнозаряженных величин. Для  меня  наиболее  эмоционально  напряжённой  во  всём  спектакле  стала  сцена  прощания  Альфреда  с  семьёй,  сделанная в духе почти библейском, под аккомпанемент  духовной  музыки.  Эта  мизансцена  –  этакий  затянувшийся  поцелуй  Иуды.  Ещё  никто  ничего  не  сделал,  никто  не  убил  Илла  по  хотению  жестокой  миллиардерши.  Но  уже  понятно, что ждёт его дальше, если самые близкие люди «сдают» его последний «форпост». А разговор меж  членами  семьи  идёт  самый  бытовой...
    Такие  едва  уловимые,  как  бы  «на кончиках пальцев», но такие узнаваемые отсылы к ментальной памяти зрителей, такие вот филигранные сцены-зарисовки и есть авторский почерк режиссёра. Он будто  мягко,  но  уверенно  ведёт  зрителя за руку, открывая всё новые и новые дверцы в мир душевных переживаний героев...
    В  постановке  задействована  вся  труппа.  Намеренно  не  выделяю никого. На мой взгляд, именно  в  этом  спектакле  сложился  качественный, абсолютно «спевшийся» артистический ансамбль. На  сцене  видно  ВСЕХ,  даже  тех,  чьи «коллективные» мысли наперебой гудящим шмелиным гулом озвучивают «голоса за кадром».
    Знаки и символы. Практически полное отсутствие декораций, условно обозначенных лишь мобильными  механическими  конструкциями, и очень точный свет позволяют  разглядеть  все  говорящие детали, знаки и символы. Это и абсолютно аутентичные «заштатные» костюмы с акцентом на выходы  «виновницы  торжества»  –  то  белое,  то  золотое  на  сером.  Натиск  сияния  Клары  на  серую  нищету гюлленцев даёт ошеломительный эффект. К чему говорить об итоге пьесы? И так видно, что «серые»  заведомо  проигрывают  даме  в  золотом  и  белом.  Да,  они  поначалу  отказались  от  её  предложения, но сдают позиции шаг за шагом, шарик за шариком...
    Ох уж эти воздушные шарики, изображающие то зелёных духов, ведающих историю любви родом из Конрадова леса, то алчные помыслы «золотой лихорадки», снедающей горожан! В большинстве своём  они  лопаются,  как  иллюзии  -  один  за  другим,  отнимая  у  зрителей последние надежды на торжество добрых помыслов...
    Великолепные ростовые куклы (замысел  –  АНДРЕЙ ШЛЯПИН,  эскизы  –  главный  художник  театра  ОЛЬГА ВОЛОГИНА,  исполнитель  - пермский  художник  Лариса  КАМЕНСКИХ), феерично являющиеся на сцене и играющие роли вполне себе конкретных персонажей,  порой  совершенным  образом оживают. Им веришь, как реальным  людям.  Они  и  гротескно  смешны, и убийственно трагичны одновременно.
    «Тот, кто убил – тот и убит». И над всем этим, а вернее, ко всему этому вдобавок «невидимыми», но звучащими актёрами довершают общую картину музыкальные композиции групп «Гражданская оборона» и «Би-2». «Всё как у людей: тот, кто убил – тот и убит...» - слова  эти  в  начале  ненавязчиво  комментируют,  а  затем  вполне  логично финалят спектакль. Постановка, которая словно выросла из  зрительской  «темноты»  (действие  на  сцене  началось,  когда  в  зале все ещё двигались, рассаживались, шуршали целлофаном букетов, переговаривались), закончилась там же.
    Безмолвный и красноречивый диалог  взглядов  двух  когда-то  влюблённых, уже умершего Альфеда и живой Клары, на фоне серого  молчания  фигур  позади...  Финал  ушёл  в  подтекст  и  прочитался  зрителями  не  сразу.  Не  сразу, всплесками и волнами, как нарастающий  ливень,  зазвучали аплодисменты. А увенчавшая блестящий  по  силе  внутреннего  «напряга»  спектакль  церемония  чествования  «золотого»  юбиляра  Мироновой  словно  сообщила  всем  спокойно:  а  дальше  будет  «жизнь  с  её  насущным  хлебом,  с  изменчивостью  дня...».  Не  знаю,  доволен  ли  швейцарец  Дюренматт,  пребывающий  на  небесах,  тем,  как  обошлись  с  его  пьесой  в  лысьвенском  театре.  Почему-то  думаю, что весьма.
    Примечание: спектакль создан в рамках федерального проекта «Культура малой родины».

    МАРИНА РЕШЕТНИКОВА