Интервью с режиссёром Алиной Гударёвой

  • Интервью с режиссёром Алиной Гударёвой
    Уже завтра в театре состоится премьера по пьесе В. Шендеровича «Потерпевший Гольдинер», данная работа приурочена к бенефису Заслуженного артиста РФ Александра Миронова. В спектакле заняты всего два артиста, вместе с Александром Сергеевичем играет его дочь Наталья Миронова, а работает с Заслуженными московский режиссёр Алина Гударёва, именно с ней мы и поговорили в преддверии премьеры.

    Алина, как Вы оказались в профессии, стали режиссёром?
    - Когда я училась в ГИТИСе на актёрском, мне мои мастера говорили, что у меня режиссёрский мозг. Я тогда не поверила и не стала переводиться, но потом эта профессия все же настигла меня. Одним словом, я этот выбор не делала, просто так случилось, что мне пришлось ставить, и я ставлю до сих пор. Первое образование у меня актёрское, затем уже режиссёрское, я училась у таких мастеров, как Сергей Галамазов, Юрий Ерёмин и Михаил Борисов, его я тоже считаю своим мастером. Мне повезло, я училась у тех, с кем работала.
    Не пожалели, что сменили профессию?
    - Ни в коем случае.
    Сколько спектаклей уже поставили, и с какими театрами сотрудничаете?
    - Я поставила уже больше 30 спектаклей и, если честно, уже перестала считать их количество. Ставила в Пскове, Пензе, в Тольятти я работала в штате режиссёром, конечно же, Мотыгино, где я была художественным руководителем театра и соответственно Москва.
    С чем Вам интереснее работать с классикой или современной драматургией?
    - Я сейчас нахожусь на перепутье, наверное, потому что учусь в литературном институте. Сначала поступила к Николаю Коляде, отучилась у него 3 года и перешла в литературный. Я склоняюсь к тому, чтобы писать свои пьесы и делать авторский театр. То есть даже если это классическое произведение, то по нему писать все-таки свою пьесу. Мне кажется, это правильнее и честнее. А с современной драматургией у меня складываются довольно тесные отношения, потому что я училась у Коляды и у меня много друзей драматургов, а так же я состою в экспертном совете фестиваля драматургии «Ремарка», я отчитываю пьесы. Поэтому современную драматургию я понимаю и люблю.
    А тяжело быть женщиной режиссёром?
    - Я постоянно думаю над этим вопросом… Вот у меня так получилось, у меня никаких амбиций не было, даже никакого желания не было быть режиссёром, просто так получилось. Что делать если у меня характер такой, что я могу это, природа такая, логический ум, достаточно воли для того, чтобы тащить на себе. С одной стороны, наверно, это накладывает определенный отпечаток, с другой стороны, какая профессия не накладывает. Мне кажется, очень много зависит от того, как сам человек это воспринимает, насколько быстро он может переключаться.
    Как появилось название «Потерпевший Гольдинер»?
    - Первый раз это название появилось еще в Тольятти, нужно было делать бенефис артисту, и я предложила директору театра пьесу про Гольдинера, директор тогда побоялся брать этот материал, потому что Шендерович на тот момент был очень провокационной фигурой и материал мы заменили. У меня эта пьеса так в разборе и осталась отложенная, мне хотелось ее поставить и поэтому, когда мы разговаривали с Лысьвенским театром и поднялся вопрос о том, что нужен бенефис Заслуженного артиста, я тут же вспомнила о ней.
    Вы работаете с двумя заслуженными артистами, с отцом и дочерью, родство помогает или мешает?
    - Это очень помогает, у нас такая отличная команда получилась. Я когда первый раз приезжала в Лысьву, несмотря на то, что знала, что надо делать бенефис Александру Сергеевичу, всё равно посмотрела всю труппу и сама уже выбрала Александра Сергеевича и Наталью Александровну. Они очень подходят под эти роли, она такая с нездешним лоском, у неё есть «след хорошей жизни» и Александр Сергеевич очень подходит. Они сработанная пара, у них одинаковое понимание искусства, мне с ними очень легко работать.
    Расскажите немного о художественном решении спектакля?
    - Работа над этой постановкой ведётся уже почти год. Первый раз я приезжала весной 2019, тогда была идея сделать вместо декораций песочную анимацию, но познакомивший с артистами, пообщавшись, я поняла, что эта история не про них. Я долго ломала голову, и в результате у меня появилось решение со строительным контейнером. Мы с художником Ольгой Вологиной объединились и долго создавали художественный образ спектакля, много всего меняли, перепридумывали, получилось интересно.
    С какими мыслями должен уйти зритель из театра, увидев вашу постановку?
    - Зритель в любом случае будет несколько шокирован оформлением, потому что у нас там «треш эффект», но это не случайность, он как раз должен сработать на подключение к персонажам. Мне кажется, что зритель будет много плакать на этом спектакле, хотя жанр комедия и немножечко мелодрама, у нас получилось «множечко». А уйдёт зритель с чувством жгучей жалости.
    Есть ли желание ещё что-то поставить в Лысьвенском театре и если есть, то что и с кем?
    - У театра есть большие возможности и да, мне бы хотелось ещё здесь ставить. Если говорить о том что…Я уже настолько привыкла ориентироваться по ситуации, ведь для каждой постановки нужен актёр подходящий, нужно влюбиться в материал… Хочется классику, хочется великие пьесы ставить, у меня давно уже лежит, допустим «Дядя Ваня» и если честно, много таких пьес, которые по какой-то причине откладывались, они весят грузом, а я не люблю незаконченные дела.