Когда главным героем становится время… Интервью с режиссёром спектакля «Касатка» Анной Потаповой.

  • Когда главным героем становится время… Интервью с режиссёром спектакля «Касатка» Анной Потаповой.
    До премьеры спектакля по пьесе А. Толстого «Касатка» осталось всего 2 дня, однако режиссёр постановки Анна Потапова нашла время на то, чтобы ответить на интересующие нас и зрителей вопросы.
    Анна Львовна уже не первый раз в Лысьве, впервые мы познакомились в 2009 году на II Лаборатории современной пьесы, где она создала эскиз спектакля «Двое бедных румын, говорящих по-польски». В 2010 году спектакль попал на фестиваль в г. Екатеринбург и мы вновь встретились, а в 2012 году Анна Львовна приезжала к нам на Фестиваль театров малых городов России с театром Кудымкара. Спустя 7 лет мы вновь рады совместному сотрудничеству, и с огромным нетерпением ждём премьеры спектакля «Касатка», которая состоится уже 1 ноября. Напомним, что постановка стала возможна благодаря проекту «Культура малой Родины» партии Единая Россия.

    - Анна Львовна, почему для постановки был выбран именно этот материал?
    Это был такой вариант, который устроил и меня, и театр. Мы рассматривали разные пьесы, примеряли их на труппу, и в итоге остановились на «Касатке».
    - Вы много работали с текстом, дописывали, переписывали. Для чего это делается, что вам не хватило в пьесе Толстого?
    У Толстого есть рассказ (в разных редакциях разное название - «Лето в Тургеневе», «Лето в Туреневе», «Петушок»), из которого выросла пьеса «Касатка», любопытство заставило его прочитать, а как только я прочитала, поняла, что кое-что из него хочу вставить в спектакль, а вот что именно узнаете на премьере.
    - Как, по вашему мнению, с исторической точки зрения эта пьеса читается сейчас?
    Если учесть, что это даже не мелодрама, это то, что сейчас называется ромком (романтическая комедия), то читается она сама по себе не с исторической точки зрения. Ромком он и есть ромком. Хотя меня заинтересовало то, что действие происходит на переломе эпох. История у нас начинается в Петербурге 16 года, как оно и происходит у Толстого, а затем это всё уезжает в русскую усадьбу 1880 года. Это такая попытка убежать от наступающего на тебя 20 века.
    - Тогда чем пьеса, написанная более века назад, будет интересна современному зрителю?
    Тем и интересна, что современность атакует, а ты не знаешь как с ней быть и куда от неё сбежать. Может быть, это меня как-то косвенно и заинтересовало в пьесе.
    - Давайте поговорим о героях, кто такая Касатка, символом чего она является?
    Я бы не сказала, что Касатка является символом, более того я как-то в ней перестала видеть главную героиню. Для меня главным героем стало время.
    - Толстому больше всего импонировал герой Желтухина, он сам не раз играл эту роль в театре. Кто близок вам?
    Мне кажется, Толстой зашифровал себя во всех героях сразу, он в них растворился, я думаю, что и мне близки все подряд. Например, сегодня репетировали сцену Раисы и исполнительница роли АГНИЯ СЛЕПЦОВА говорит мне: «Что же она такая наивная?». Ну, а вы не были такими в 19 лет, не были такими дурами? А я была! И я узнаю себя во всех героях.
    - А много ли вы даёте свободы артистам?
    Я артистам даю очень много свободы и рассчитываю на какие-то импровизационные вещи, которые возникают по ходу репетиций. Мне кажется, я должна создать поле, на котором актёры себя «проращивают».  Но с другой стороны, когда доходит дело до «сборки» спектакля, могу уже «надиктовывать»:  «Голову на 2 см влево, ногу на 5 см вперед». Потому что, в первую очередь, я работаю с восприятием зрителя.
    - То есть думаете о зрителе в процессе работы?
    Конечно. Я поступила на режиссуру в 30 лет, до этого я на протяжении практически 20 лет ходила в театр два раза в неделю. Во мне зрителя не убить, режиссёра, наверное, можно, а зрителя точно нет. Я всё равно смотрю, как зритель, на то, что сама делаю.
    - Расскажите о своей команде, с кем вы создаёте этот спектакль?
    Художник спектакля Михаил Кукушкин, с ним мы 7 лет назад делали спектакль в МХТ, и когда я ему предложила ещё раз вместе поработать, он согласился. Гораздо более неожиданно и очень ценно для меня оказалось сотрудничество с местной командой. С балетмейстером АНАСТАСИЕЙ РАДОСТЕВОЙ  я уже работала и с огромным восторгом предвкушала наше сотрудничество. Рада, что оно состоялось, я надеюсь, что мы ещё не раз с ней вместе поработаем. ОЛЬГА БЕЛЯНИНА просто меня спасла, она научила девочек петь и фактически создала музыкальный образ спектакля. Отдельно хочется сказать о скрипаче Андрее, который ведёт спектакль в живом звуке. У нас очень много живой музыки, Андрей и Ольга работают от актёров, и это ценно.
    - Последний раз вы были у нас 7 лет назад, насколько сильно изменился театр за это время?
    В человеческом организме за 7 лет меняются все клетки, по сути это уже другой человек и я уже другой человек. Но что приятно находить прежним – это огромная любовь города к театру и я её чувствую, потому что всегда, когда приезжаю, стараюсь много общаться вне театра, иначе с ума сойдешь. За два месяца жизни в Лысьве я много с кем познакомилась, даже приняла участие в нескольких играх «Мозгобойни». Я очень приятно поражена, что все, с кем я знакомлюсь и сталкиваюсь, ходят в театр, знают его спектакли. В оценках спектаклей они проницательны и проявляют очень хороший вкус, это меня очень сильно впечатлило. Зрители знают актёров, все роли, они их любят.  Я не знаю, ведётся ли у вас статистика, но считается, что в Москве и области в театр ходит лишь 4 процента населения, по-моему, в Лысьве этот показатель намного выше и это очень греет душу.
    - И традиционный вопрос, что зрителям ждать от вашего спектакля, нужно ли к нему готовиться?
    Главное дойти до театра, сесть в кресло, а там уж посмотрим, как выйдет.