Интервью с главным режиссёром театра Алексеем Тишурой - газета "Искра" 2.11.2017

  • Интервью с главным режиссёром театра Алексеем Тишурой - газета
    Алексей ТИШУРА: «Обязуюсь работать много, честно и самоотверженно»
    О театре, о себе в театре, о зрителях, артистах, культурном процессе и не только – некоторые мысли нового главного режиссёра Лысьвенской драмы в начале нового театрального сезона.  

    ВМЕСТО ПРОЛОГА - ОТ АВТОРА. Театр существует в городе более семи десятков лет. Уже можно говорить о династиях: зрительских и артистических. Уже можно говорить об особом типе городской культуры и особых традициях – театральных. Начало и завершение творческого сезона в местном храме Мельпомены, традиционно – события общегородского масштаба. Равно как и появление в театре нового главного режиссёра.  
    С ними  театру и везло, и не везло одновременно. Долгую «эпоху» Анатолия САВИНА сменила «эпоха перемен»: порядочный период времени «главные» приходили и уходили буквально ежесезонно. Не станем рассуждать, кто и в чём был плох или хорош – неблагодарное это дело. Скажем лишь, что каждый, кто так или иначе пытался «рулить» творческим процессом в лысьвенском драматическом  театре привнес в культурное пространство города что-то своё. Трудно отследить, насколько и чем каждое из этих «своё» отозвалось в душах и умонастроениях зрителей. Оценить режиссёрский труд в измеримых арифметических и фактических категориях практически невозможно. Единственный более или менее понятный всем критерий состоявшегося главного режиссёра  - стабильность творческого процесса.
    В чем заключается эта самая стабильность? Это когда в городе о театре не судачат и сплетничают, а постоянно что-то говорят. Говорят о пробах новых форм – пусть и критично. Говорят о новых постановках – пусть и не всегда приятные слова. Говорят об успехе в роли того или иного актёра. О приходе нового артиста. О бенефисе заслуженного мастера сцены. Это значит, театр живёт:  режиссёр занят постановками, администратор организует зрителя, касса продает билеты, а директор ломает голову над обеспечением творческого процесса финансами.
    Москвич Алексей Тишура в роли главного режиссёра Лысьвенского драматического театра - с начала года. Некоторые мысли по поводу того, ЧТО и КАК он намерен делать в театре, записаны в первый месяц его работы в городе. Сегодня у читателей есть возможность проверить – насколько он последователен в их реализации. Ну и ещё, конечно, услышать творческую и человеческую позицию не последней персоны в лысьвенском культурном пространстве.

    ПОЧЕМУ  ТЕАТР?    Родился я в 1976 году, школу окончил в 1993. Это именно моё поколение принято называть «потерянным» - без ориентиров и принципов, на сломе века, сломе режима. Но именно оно первым после долгих лет «застоя» по-настоящему начало анализировать своё личное прошлое и настоящее, говорить и мыслить критично.
    Считаю, что в жизни вообще мало абсолютно равнодушных людей. Просто одни бояться выражать своё мнение, а другие – нет. А человеку думающему, мыслящему всегда есть о чем высказаться. И именно театр дает такую возможность – высказаться  о том, о чем  думаешь, посредством универсального языка театральной  постановки. Этим театр и притягивал меня всегда.  
    Пришел я в театр не сразу. Первое образование (полученное по настоянию мамы) - юридическое. Был я  практикующим судебным адвокатом в те самые лихие «нулевые».  Вот ведь тоже где театр-то! Вот где - человековедение! У англичан есть пословица:  не говори, что знаешь человека, пока не делил с ним и имущество.  Тут вам и конфликт интересов, и схлёстка характеров, и психологические драмы и комедии…Люди без масок – какие есть.
    Но театр перетянул, переманил. Вернее, перетянуло желание заниматься творчеством. Именно поэтому и окончил чуть позже Санкт-Петербургскую академию театрального искусства – старейшую из высших театральных школ страны, отделение режиссуры музыкального театра (музыка – столь же сильная страсть, как театральное искусство, отсюда и выбор кафедры). С тех пор тружусь в театральной сфере.

    ПОЧЕМУ ЛЫСЬВА? Моя театральная жизнь и творческий путь – долгий список постановок, городов, событий. Режиссёр-постановщик в Нижнем Новгороде, Архангельске, Курске, в своём театре… Последнее место работы и страсть – преподавание сценической  импровизации в мастерской современной режиссуры в московском «Электротеатре» Бориса Юхананова. Именно в Москве судьба свела с директором  Лысьвенской драмы Сергеем Смотриным, предложившим мне заняться работой главного режиссёра. Он показался мне человеком, который не боится мечтать. О хорошем будущем для театра. Через него я познакомился  и с самим театром. Знакомился в несколько приездов. Ходил по театру,  с его весомой историей знакомился, смотрел, как работают артисты, на спектаклях сидел. И понял для себя окончательно: провинция, провинциальность – это состояние души, а не место обитания. В Лысьвенском театре этого нет совсем. А вот в столичных  театрах - это сплошь и рядом. Знали бы вы, сколько по настоящему провинциальных театров в Москве!    
    Здесь же я увидел артистов, у которых нет так называемого апломба мастерства, усталости от сцены. Заинтересованных, погруженных в профессию «по уши», любящих  то, что творят. Думающих. И того самого апломба нет даже у ваших мэтров. Зато есть у них интеллигентность, внимательность. Есть такое отеческое партнёрство на сцене, наставническое, доброе  желание помочь молодым в понимании мизансцен.  В скобках замечу: куда это всё делось в столице? Ведь было же… Я ещё помню именно таких преподавателей в родном театральном вузе...
    Люблю, когда артисты спорят со мной. Это значит, что им не все равно, каким будет наше общее дело – спектакль. Уже позже, когда мы уже делали мольеровского «Тартюфа», убедился во всём  этом.  Процитирую слова народного артиста России Анатолия Васильева: «Театр заканчивается там, где режиссёр думает, что актёр – это дрессированный медведь». Никогда так не думал. И вряд ли буду. В общем и целом  всё это и привело меня в Лысьвенский театр. Театр с хорошей историей, с хорошими умными актёрами. Мы совпали в главном – в отношении к любимому театральному делу. В понимании его сути. Вы бы видели, как на наших профессиональных тренингах актёры со стажем впахивают наравне с молодыми!  Никакого тебе: «Ой, да зачем мне это надо, я и так уже заслуженный артист». Все хотят быть активными в профессии, хотят работать. Значит - будем работать.
    ЧТО СТАВИТЬ БУДЕМ? Любой главный режиссёр, конечно – амбициозный человек.  Творческие желания поставить «то и вот это», «замахнуться на Вильяма нашего Шекспира» – важно. Это такой  двигатель, моторчик активного творческого процесса. Но я в этом плане довольно спокоен. Поскольку в принципе, считаю себя вполне счастливым человеком. Потому что зарабатываю себе на хлеб любимым  делом. Да и за плечами уже много чего сделанного в разных театрах. Ставить что-то такое  и вот эдакое - важно, но это не главное.
    Мне лично более важен процесс построения труппы, создание творческого пространства в театре. Важно показать актёров, дать возможность им всем на сцене высказаться, в полной мере их способностей. Пусть иногда и выводя их из зоны комфорта, предлагая делать что-то, чего они не делали ранее. Вот пение, к примеру. Элементы музыкального театра, музыкальные постановки. Изначально мне тут в голос все говорили - да что вы, мы тут все вообще не поющие! И что?! «Театральная неделя», спектакль-концерт, «Остров сокровищ»… Кто-то не справился? Да все всё прекрасно смогли! У нас очень пластичные актёры есть в труппе  – хочется сделать что-то пластическое для них, чисто на движении построенное.  
    Мне важно понять, что нужно и интересно именно лысьвенскому зрителю. Расширять детский репертуар, считаю, просто необходимо: качественный, интересный, мудрый... Нужно неустанно растить себе будущих грамотных зрителей…
    Находить разумный баланс между репертуарным театром и театром экспериментальным. Анатолий Афанасьевич, к примеру, это делал: придерживаясь классического репертуара, что-то и авангардное пробовал на сцене. Без этого театр не движется, не развивается.
    Культурное пространство театра в городе расширять - важно. Дружить со школами обычными, школами искусств, со зрителями в самом театре и вне сцены разговаривать. В Лысьве же  замечательные люди. Когда театр сгорел – всем миром его восстанавливали. Значит, он им важен. Им гордятся. И нужно какой-то такой театр стараться  делать, чтоб сохранить эту гордость. Делать разный, но качественный театр. Лысьвенская драма не только у себя дома, но и в большом театральном мире - на хорошем счету. Так вот главная моя задача как главного режиссёра – держать эту планку.  И по мере возможности – поднимать.

    ВМЕСТО ЭПИЛОГА. Вообще я очень люблю работать, поскольку по природе своей трудоголик. Так воспитан. Помню свой первый спектакль, музыкальный -  оперу по мотивам произведения  Жана Кокто «Человеческий голос». За месяц буквально мне его нужно было сотворить. При абсолютно «нулевом» балансе средств. Друзья и знакомые пальцем у виска крутили – да ты сумасшедший. Не успеешь. Не сможешь. Но в итоге - всё получилось. Замечательная девушка с хорошим голосом на главную роль нашлась. И декорации к этой постановке сам на балконе дома выпиливал, сам монтировал. Возможно, тогда не самая гениальная вещь вышла. И седых волос, конечно, тогда себе заработал… Но у приёмной комиссии даже вопросов никаких ко мне не возникло. Сказали тогда, что  вот таким и должно быть поведение режиссёрское. Поставил задачу – добивайся, чтобы она осуществилась. Чего бы тебе это не стоило, невзирая на условия.
    … Не знаю, достоин ли я лысьвенского театра. Не знаю, как у меня  все получится, как у главного режиссёра. Одно могу сказать всем, кто дорожит театром,  – обязуюсь работать в много, честно и самоотверженно. Насчет гениальных постановок –  не обольщаю. Но буду стараться выбирать то, над чем люди смогут улыбнуться. В том числе, и себя узнав. Умение посмеяться над собой – признак того, что человек не закоснел, развивается. Буду ставить то, что побудит  зрителей думать, спорить, сострадать… При этом стопроцентно уверен в одном: какие бы спектакли  мы не ставили – классику ли, авангард ли – они  всегда должны иметь в финале свет, надежду, выход из тупика. Потому что жизнь – она несмотря ни на что продолжается.

    МАРИНА РЕШЕТНИКОВА